Дагестанские кинжалы

Горец мог обойтись без ружья, иногда он мог не иметь при себе сабли, но совсем невозможно было представить горца без кинжала. Кавказские воины нигде, даже дома, не расставались со своим оружием, очень его ценили и не жалели денег на его украшение. Кинжалы были необходимой частью национального костюма горских мужчин.

Кинжал для горца был всем. Его начинали носить с молодых лет. Кинжал был необходим всегда – им пользовались и в бою, и в работе по дому. Свадьба, рождение сына, любой праздник всегда сопровождался соревнованиями в джигитовке. У горцев был обычай танцевать возле своей девушки, держа в зубах обнаженный клинок, много других обычаев, связанных с кинжалом.

Изготовление холодного оружия издавна было одним из важнейших промыслов народов Кавказа, а Дагестан всегда считался кавказской «кузницей оружия».

Кинжалы, и вообще холодное оружие, изготавливались во многих дагестанских селениях. В одних аулах оружие делали только для собственных нужд, в других на продажу. Кто-то производил только холодное оружие, кто-то только огнестрельное, третьи делали и то и другое, а четвертые занимались лишь украшением оружия.

Самые известные мастера работали в аулах Амуз-ги, Унцукуль, Казанище. В Амузги делали отличные клинки для кинжалов, сабель и ножей. Дальше за работу брались мастера из аула Кубачи. Они славились умением украшать холодное оружие резьбой. Самыми престижными кинжалами считались кумыцкие, изготовленные в селении Верхнее Казанище.

Дагестанские кинжалы отличались очень длинными прямыми обоюдоострыми клинками. На их поверхности наносились долы (продольные канавки), которые служили для уменьшения веса и увеличения прочности. Часто на лезвие кинжала наносили имя мастера или владельца, клеймо или с какое-либо изречение.

Чтобы стать клинком, железная болванка проходила 13 стадий обработки. Клинки делали как целиком стальные, так и с железной сердцевиной. Чаще всего клиновидный железный стержень огибали стальной полосой по ребру и сваривали с ней. Часть железа вытягивали для последующего крепления на нее рукояти. Потом кусок железа ковали до получения необходимой формы клинка. Специальным резцом в клинке выпиливали долы. Затем шлифовали, закаливали и подвергали окончательной заточке.

Дорогие клинки гравировали – наносили особенный дагестанский растительный орнамент, которых было три вида. Первый назывался «тутта», что переводится как «ветка» или «дерево», и представлял собой симметричный рисунок. Он считался самым сложным в исполнении. Его делали только опытные мастера. Второй вид орнамента – «мархарай» («заросль») – не был симметричным. У него не было ни верха, ни низа. Рисунок просто заполнял собой все свободное пространство. Третий вид («тамга») – это замкнутая форма орнамента, которая располагалась по контуру (кругу, квадрату, ромбу и т.д.). Кубачинские мастера в качестве узоров широко использовали «звериный» узор. Чаще всего изображали птиц, коней, змей и собак. Голова собаки или коня нередко завершала головки кубачинских сабель.

В XVII – XVIII веках у горских мастеров появилась возможность продавать свои изделия на огромный российский рынок. В это время широко распространился новый орнамент «москов-накыш», использующий элементы русских узоров. Немного позже появился еще один стиль. Его узор представлял собой сетку пересекающихся линий, ячейки которых были заполнены точками, цветками и галочками. Этот орнамент получил название «сито».

Рукояти кинжалов делались из кости, рогов, железа и серебра. Из костяных материалов особенно ценились клыки моржа, за которые платили огромные деньги.

Ножны для кинжалов были двух типов. Одни делались из двух деревянных дощечек, скрепленных между собой и обтянутых кожей. Более дорогие ножны представляли собой железный или серебряный футляр. Их поверхность украшалась насечкой или гравировкой.