Остров Валаам

Остров Валаам, самый крупный из полусотни собратьев по архипелагу Ладожского озера, есть, по слову историков, «первая искра христианства нашего Севера». Никаких достоверных сведений о самой первой устроенной здесь обители не сохранилось: слишком многое скрыло от нас беспощадное время.

Солнца мало, зато ночи белые. Места здесь дивные. Ладожское озеро, в древности Нево, – крупнейшее пресноводное в Европе. Оно весьма рачительно и экономно: принимает в свое немалое лоно (около 18 000 квадратных км) воды 35 рек, а отпускает только одну, но зато какую – Неву. С IX века здесь пролегал знаменитый путь «из варяг в греки». Конечно, не все безоблачно – и в смысле погоды, и в смысле экологии. 600 промышленных предприятий по берегам (бумажно-целлюлозные комбинаты очень «любят» наши озера) плюс «помощь» финнов, сливающих в Вуоксу свои отходы, делают свое дело, и химическая составляющая ладожской воды становится все заметнее. Солнце в этих краях гость нечастый, наведывается, как подсчитали, 62 дня в году, но зато ночи белые, и их более 50 – с конца мая по середину июля.

Поверхность Валаамских островов преимущественно гористая, скрутыми берегами-стенами – отвесными, мрачными, гигантскими. Здесь много живописных заливов и проливов, служащих надежным пристанищем для судов. Лес в основном хвойный – сосна и ель, но есть и береза, ольха, черемуха. Прижились на каменистом грунте огромные дубы и липы, посаженные человеком. Красота, покой. Безусловно, Ладожское озеро и Валаамский архипелаг – одно из самых привлекательных в России мест туризма и паломничества.

Легенды утверждают, что остров Валаам посещал сам апостол Андрей Первозванный, даже благословил его каменным крестом. Затем здесь появился преподобный Сергий Валаамский, просветитель язычников. Один из новокрещеных, Герман, стал его преемником, утвердив первую монашескую общину. Преподобные Сергий и Герман – главные святые валаамской обители, мощи их пребывают здесь и доныне. Но кто они и откуда – неизвестно. В старых книгах читаем: «Житие сих угодников, по случаю войн, опустошавших монастырь, утрачено». В них же говорится, что «темные предания» то называют Сергия учеником апостола Андрея, то относят его житие ко временам княгини Ольги. В библиотеке новгородского Софийского собора в древней рукописной книге можно найти: «В лето 6837 (1329) начали жить на острове на Валаамском, озере Ладожском, старец Сергий». Где правда и доступна ли она нам?

Есть предание, что в 960 году, за 28 лет до крещения Руси, на Валааме существовал монастырь, откуда вышел преподобный Авраамий Ростовский, просветитель Ростова. То есть, как отмечал историк и писатель Алексей Муравьев, «остров сей был Д», рассадником пустынножителей в полунощной стране».

Где мало документов, там много легенд, и вот еще одна. В кленовой монастырской роще паломникам издавна показывали могилу шведского короля Магнуса II.

В XIV веке он воевал с Русью, за что и был «наказан свыше», едва не утонув в водах Ладожского озера. Магнуса будто бы спасли монахи, он принял схиму, завещал своему народу на Русь не ходить и вскоре умер. Впрочем, по официальным шведским хроникам, король утонул у берегов Норвегии в 1374 году. Однако тело найдено не было.

По новейшим изысканиям, дата начала «ближайшего» к нам монастыря – 1407 – 1415 годы. Расцвел он в XV столетии, а к началу XVI века здесь жили 600 монахов и это был один из крупнейших центров книгописания на Руси. Однако место, выбранное для молитв и уединенного жития, оказалось «горячей точкой». Обитель, стоявшая на границе между русскими и шведскими владениями, часто разорялась и сжигалась.

Упадок начался в конце XVI века: в 1580 году шведы разрушили монастырь, убив 34 монаха. Так и шло затем: то моровая язва, то снова шведы. Обитель пришла в запустение. Царь Федор Иоаннович пытался святое место восстановить, но в Смутное время, в 1611 году, шведы вновь сожгли его дотла. Именно тогда погиб монастырский архив, а уцелевшая часть братии, никогда не державшей в руках оружия, покинула остров на целых сто лет.

А зря не прислушались в свое время к словам короля Магнуса – не воевать с Русью. Благодаря победам Петра Великого в Северной войне шведы были изгнаны и с Ладожского озера, и с острова. В 1715 году Петр издал указ о возобновлении Валаамского монастыря, и через четыре года был уже освящен Спасо-Преображенский собор. Но беды как будто караулили: пожар 1754 года уничтожил постройки восстановленной обители, и хотя дочь Петрова, царица Елизавета, не оставляла своей помощью, жизнь в святых местах еле теплилась. К 1765 году обитали на острове всего 11 монахов.

Однако менее чем через 20 лет Валаамский монастырь фениксом возродился к новой жизни. Из Саровской пустыни на остров прибыл известный своими добродетелями и хозяйственными умениями игумен Назарий, который управлял монастырем 20 лет. При нем был введен суровый устав, возобновилась миссионерская деятельность: монахи отправлялись ратовать за веру в Уссурийский край, на Алеутские острова, Аляску. Назарий установил на Валааме три рода монашеской жизни: общежительный, скитский и пустынный. Он неустанно поучал паству, но любил и безмолвную молитву, приводя слова апостола Павла: «Лучше сказать пять слов умом, чем тысячу языком». При Назарии началось большое каменное строительство — планировка тогдашнего монастырского комплекса сохранилась до наших дней. В конце XIX столетия старые постройки снесли и воздвигли новый собор Преображения Господня. В его закладке и освящении лично участвовали великий » князь Владимир Александрович с супругой, что являло благоволение императорского дома. Плиты, кирпичи, известь, доски – все было свое, местное, даже кресты для куполов изготовила братия. Храм отделывали внутри три с лишним года, и художественные работы – отличного качества – были выполнены в значительной степени монастырскими мастерами.

Собор производил впечатление неизгладимое. Священник Александр Ваучский в своей книге о Валааме записал: «Храм этот краса и гордость Валаамской обители. Всюду видны изящество, вкус и полная гармония красок. Так расписать могли только не наемные художники и живописцы, а иноки, вложившие в свой труд всю душу свою».

Новая звонница взметнулась над островом на 72 метра, а среди ее колоколов – 1000-пудовый гигант, отлитый в честь апостола Андрея Первозванного. «Как от апостола Андрея во всю землю изыде вещание, и в концы вселенныя глаголы его, так и от колокола сего не только на всю Валаамскую землю исходит вещание, но и за пределы озера: в Финляндии и Карелии, за 40 верст, слышится звон его».

Последней постройкой обители была каменная церковь Смоленского скита, сооруженная на средства и по желанию великого князя Николая Николаевича в 1914 году, во время Первой мировой войны. Здесь поминали всех погибших в боях воинов.

На Валаамских островах кроме зданий «общежительных» еще при игумене Назарии устраивались скиты для монахов. Но они мало были приспособлены для жизни, и в позапрошлом веке братию благословили на постройку новых келий и новых храмов. На затратные эти работы много жертвовало купеческое сословие.

Валаам помнит поименно всех доброхотов, помогавших обустройству монастыря. Среди них – фридрихсгамский купец Федор Набилков, вложивший весьма крупную сумму – 25 тысяч рублей – на разные нужды скита Всех Святых. На эти деньги архитектор Алексей Горностаев построил среди густого хвойного леса каменную двухэтажную церковь с чертами византийской архитектуры.

Петербургский купец Николай Солодовников, посетив остров Крестовый, решил поставить здесь храм в честь своего небесного покровителя. И в 1853 году иждивением Солодовникова была воздвигнута во имя св. Николая небольшая чудная церковь в древнерусском стиле. Сооружение храма с покупкой утвари и облачения стоило купцу 50 тысяч рублей. К тому же он дал денег на «постоянное ремонтное содержание». Так устроился Никольский скит.

Другой петербургский купец, Василий Никитин, побывавший на еще одном ладожском острове – Святом, выразил желание устроить там храм вместо часовни. Так появилась нарядная деревянная церковь во имя преподобного Александра Свирского, жившего на этом острове.

Забота о душе, явленная таким зримым образом, была делом вполне обыкновенным, поощряемым, нужным не только самому жертвователю, но всем, кто соприкасался с этим даром.

Валаам – остров гористый, обрывистый, и одной из главных забот монахов было добывание воды из озера. Обычно ее носили по крутой скале, и это было тяжело, особенно по плохой погоде, зимой. Водопровод устроили на средства нарвского купца Павла Орлова. На северной стороне острова поставили трехэтажное здание, где вода добывалась при помощи паровой машины – дара купца Игнатия Забегаева.